Мусоросжигательные заводы. Мифы и реальность.


 

МИФЫ О ПОЛЬЗЕ МУСОРОСЖИГАНИЯ.

Миф № 1. Сжигание твердых коммунальных отходов (ТКО) позволяет уменьшить объем отходов.
Миф № 2. При сжигании ТКО происходит обезвреживание отходов.
Миф № 3. Сжигание ТКО приносит пользу народному хозяйству, так как дает дополнительную дешевую энергию.
Миф № 4. Мусоросжигательные заводы помогут восполнить ущерб, нанесенный окружающей среде застарелыми свалками.
Миф № 5. Полигоны при сжигании отходов будут не нужны.
Миф № 6. Швеция импортирует мусор из других стран, потому что мусоросжигание безопасно и экономически выгодно.
Миф № 7. Сжигание ТКО безопасно для окружающей среды, потому что современные технологии обеспечивают 100% очистку отходящих газов.
Миф № 8. МСЗ можно строить и эксплуатировать, главное – подальше от населенных пунктов.
Миф № 9. Опыт МСЗ в центре Вены можно тиражировать на города России.
Миф № 10. Автотранспорт так сильно загрязняет окружающую среду, что отказываться от мусоросжигания уже нет смысла.
Миф № 11. Рециклинг и мусоросжигание: одно другому не мешает.
Миф № 12. Прямое мусоросжигание вредно, а вот производство и использование топлива RDF в России безопасно, так как это мировая практика.
Миф № 13. Энергия из твердых отходов – возобновляемая.
Миф № 14. О доверии к властям: если правительство так решило, значит это безопасно.

Миф № 1. Сжигание твердых коммунальных отходов (ТКО) позволяет уменьшить объем отходов.
ЭТО НЕПРАВДА
При сжигании 1 тонны ТКО образуется 5000 м3 газообразных отходов, содержащих в своем составе ПАУ (полициклические ароматические углеводороды) и диоксины (сильнейшие канцерогены и мутагены), а самым безобидным составляющим таких газов является СО2 – парниковый газ, влияющий на изменение климата.

Миф № 2. При сжигании ТКО происходит обезвреживание отходов.
ЭТО НЕПРАВДА
Обезвреживание отходов это снижение класса их опасности с опасных (1-4 класс опасности) до неопасных (5 класс). Согласно действующему Классификатору отходов, зола от сжигания отходов потребления на производстве, подобных коммунальным, остатки от сжигания твердых коммунальных отходов, содержащие преимущественно оксиды кремния, железа и алюминия, а также зола и шлаки от инсинераторов и установок термической обработки отходов имеют 4 класс опасности. То есть класс опасности при сжигании ТКО не уменьшается.
Однако Классификатор отходов не учитывает, что в состав ТКО попадают токсичные отходы, образующиеся у населения и имеющие более высокий класс опасности (химические источники тока, ртутьсодержащие предметы, лакокрасочные материалы, мелкая б/у электроника и т.п.), при сгорании которых образуется уже более токсичная зола. В связи с этим для конкретных МСЗ делаются отдельные паспорта отходов, где зола и шлаки уже имеют 3 и 4 классы опасности и выше. Таким образом, отходы не только не обезвреживаются, а наоборот, изменяют свой класс опасности на более высокий.
Кроме того, зола является летучим материалом, который может легко распространяться в окружающей среде и требует особых мер безопасности. 
После сжигания образуются отходы газоочистки. Фильтры для очистки регенерируют (восстанавливают) путем промывки, то есть в результате сжигания образуются токсичные сточные воды, которые тоже надо очищать и сбрасывать в канализацию. Вместо одной проблемы с отходами при сжигании мы получаем три: вторичные отходы от сжигания, выбросы в атмосферу и сточные воды.

Миф № 3. Сжигание ТКО приносит пользу народному хозяйству, так как дает дополнительную дешевую энергию.
ЭТО НЕПРАВДА
Энергия, получаемая при сжигании ТКО, имеет себестоимость в разы выше, чем от других источников. Связано это с тем, что: 
а) ТКО содержит много влажной органики, которая не способствует самостоятельному горению. В таких случаях требуется еще «добавить огоньку». 
б) Современные МСЗ оснащаются сложной системой дожига и фильтрации отходящих газов, стоимость которых составляет более 50% от стоимости всего МСЗ, и это также влияет на стоимость получаемой энергии. По данным журнала «Твердые бытовые отходы» (январь, 2010 г.), все МСЗ г. Москвы, работающие на момент 2010 года, являлись дотационными. На них сжигалось всего 19% ТКО города, а эксплуатационные расходы составляли более 50% всех средств, направляемых на обращение с отходами в Москве.
«Утилизация большинства материалов из твердых бытовых отходов экономит в среднем от трех до пяти раз больше энергии, чем дает их сжигание для производства электроэнергии», – утверждает Jeffrey Morris, экономист и экологический консультант в Sound Resource Management Group Inc. in Olympia, Washington.

Миф № 4. Мусоросжигательные заводы помогут восполнить ущерб, нанесенный окружающей среде застарелыми свалками.
ЭТО НЕПРАВДА
Населению обещают, что проблема свалок будет решена с помощью мусоросжигательных заводов. Большинство МСЗ рассчитаны на сжигание вновь поступающих (т.е. новых) отходов, которые могут и должны собираться раздельно и отправляться на переработку. Возникновение таких МСЗ прямо препятствует рециклингу отходов.
Если же в проекте МСЗ заложено сжигание свалочных отходов, то опасность для здоровья человека и окружающей среды вырастает в разы. Сжигать накопленные десятилетиями смешанные отходы – еще опаснее, чем свежие. Потому что туда не только попали все токсичные отходы от населения, но и перемешались, и за столько лет создали новые соединения, которые при сжигании могут дать вещества, вообще неизвестные ученым. А раз состав веществ на уже имеющейся свалке неизвестен, то и подходящие режимы фильтрации подобрать невозможно.
Единственный путь избавления от переполненных полигонов – это их рекультивация со строительством станции дегазации (сбор свалочного газа). Такие проекты есть, они осуществляются и за рубежом, и в России. Правильно произведенная рекультивация полигона может дать региону через 15-20 лет высокий холм, пригодный для посадки деревьев и создания парка. А после сжигания такой свалки нужны будут кладбища и хосписы.
Внимание, речь идет только об официальных полигонах ТБО. Проблема несанкционированных свалок – совершенно отдельная тема, не связанная с наличием или отсутствием МСЗ.

Миф № 5. Полигоны при сжигании отходов будут не нужны.
ЭТО НЕПРАВДА
Полигоны все равно будут необходимы, т.к. в результате сжигания образуется токсичная зола, которая также требует захоронения.

Миф № 6. Швеция импортирует мусор из других стран, потому что мусоросжигание безопасно и экономически выгодно.
ЭТО НЕПРАВДА
В Швеции действительно сжигают почти половину отходов, но это та часть, которая остается после тщательной сортировки и вторичной переработки. Уже сейчас шведы вынуждены импортировать мусор из других стран, потому что объемы собственных отходов, направляемых на переработку, постоянно увеличиваются, и через 10 лет этот уровень должен достигнуть 60%. То есть за счет роста переработки уменьшается количество смешанного мусора для сжигания. Но, поскольку работа МСЗ предполагает регулярное поступление определенных объемов мусора, Швеции попросту не хватает своего мусора, и она вынуждена его импортировать.
В аналогичной ситуации при отсутствии МСЗ страна просто наслаждалась бы уменьшением отходов, а сейчас она попала в «ловушку», вынужденная и увеличивать переработку, и тратить бюджет на закупку мусора.
При этом сами сотрудники мусоросжигательной отрасли Швеции говорят о том, что они не переживают, что мусорное топливо закончится. Они беспокоятся, как это повлияет на будущее планеты. «Это звучит странно, но я надеюсь, что топливо исчезнет, – сказал Skoglund. – Это было бы здорово для этой планеты».
«Weine Wiqvist, генеральный директор Шведской ассоциации управления отходами и переработки (Avfall Sverige), до сих пор думает, что шведы могут сделать больше, если учесть, что около половины всех бытовых отходов сжигается, то есть превращается в энергию. Он объясняет, что использование вторичного сырья при производстве продукции позволяет сэкономить больше энергии, чем если сначала сжечь продукт и получить энергию, а потом изготовить другой продукт с нуля... «Мы пытаемся двигаться вверх по «мусорной» лестнице, как мы говорим, от горения к переработке материала, путем стимулирования переработки и работы с органами власти, – говорит он. – Между тем, шведские домохозяйства продолжают разделять газеты, пластик, металл, стекло, электроприборы, лампочки и батарейки. Многие муниципалитеты также поощряют потребителей, чтобы отделить пищевые отходы. И все это повторно перерабатывается или компостируется».
Также хочется отметить, что 993 тонны пищевых отходов ежемесячно собирается только в Стокгольме и направляется на переработку, в результате чего они превращаются в 115 000 м3 газа, который автобусы и такси используют в качестве топлива.
Швеция делает ставку на возобновляемые источники энергии, которые генерируют 52% энергии в Швеции. 95% из ВИЭ составляет гидроэнергия.
А теперь посмотрим на Россию: централизованного раздельного сбора отходов нет (тем более органических и токсичных отходов), ставка на углеводородную энергетику, в печи МСЗ попадет все и сразу.

Миф № 7. Сжигание ТКО безопасно для окружающей среды, потому что современные технологии обеспечивают 100% очистку отходящих газов.
ЭТО НЕПРАВДА
Чаще всего, говоря о безопасности для окружающей среды и здоровья человека, лоббисты мусоросжигания ссылаются на опыт Европы, забывая сказать, что в Европе уже как минимум 2 десятка лет внедряется и эффективно работает селективный сбор отходов, в том числе раздельно собираются пищевые и токсичные отходы. А это позволяет а) изначально снизить класс опасности поступающих на сжигание отходов; б) повысить эффективность досортировки смешанных отходов и уровень извлечения из них тех фракций, которые жечь категорически нельзя. Поэтому на европейских заводах технологии очистки отходящих газов уже менее опасные для окружающей среды, чем десять или 20 лет назад. Но и они не дают 100% результата.
Еще один нюанс фактического осуществления процесса: чтобы очистка была качественной, необходима эксплуатация исправного оборудования, регулярно заменяемых фильтров и т.д. Может ли само по себе существование такого качественного (и дорогостоящего!) оборудования гарантировать, что его будут применять правильно и своевременно? Увы, нельзя исключать человеческий фактор, особенно в российских реалиях.

Миф № 8. МСЗ можно строить и эксплуатировать, главное – подальше от населенных пунктов.
ЭТО НЕПРАВДА
Часто россияне соглашаются на сжигание отходов, но… только не рядом с их домом. Где-нибудь подальше, где нет людей. Данный подход неверен по нескольким причинам:
а) Мысли об МСЗ возникают там, где образуется много отходов и уже мало места для их захоронения. Как правило, это города, и очень крупные. В городах живет много людей. Эти люди не хотят иметь МСЗ под окном и предлагают построить МСЗ в соседнем регионе.
б) В соседнем регионе тоже живут люди, и они не хотят иметь МСЗ рядом со своими поселками или деревнями, особенно учитывая, что большая часть мусора поступит из другого региона (например, все отходы СПб складируются на территории Ленобласти, т.к. захоронение отходов в черте города законодательно запрещено).
в) На просторах нашей Родины еще, конечно, можно найти малозаселенные или вообще не заселенные места, но там уже, как правило, нет доступной инфраструктуры для строительства и доставки в будущем мусора. Проект становится изначально в разы дороже и тариф на сжигание возрастает соответственно. Это уже не так привлекательно для инвесторов и властей, потому что дотации ложатся в основном на плечи региональных бюджетов. Поэтому МСЗ не строят на Луне.

Миф № 9. Опыт МСЗ в центре Вены можно тиражировать на города России.
ЭТО НЕПРАВДА
Предлагаем посмотреть видеоролик «Как работает мусоросжигательный завод в Вене».
Со 2-й минуты речь инженера завода, который сожалеет, что некоторые люди не разделяют отходы и поэтому их приходится сжигать. В Австрии, как и других странах ЕС, закреплена иерархия способов обращения с отходами, где сжигание стоит на предпоследнем месте. Поэтому, говоря о МСЗ в центре Вены, нельзя умолчать и о других способах обращения с отходами в Австрии.
«За почти десятилетний период активного продвижения селективного сбора и переработки Австрия смогла увеличить количество перерабатываемых отходов до 55-63%. Около 22-30% от этого числа составляют такие материалы как стекло, металл, пластик, картон и бумага. На органические отходы приходится от 33% до 39%. Отходы, не подлежащие переработке, а также «хвосты» (непереработанные остатки) сжигаются на мусоросжигательных заводах (МСЗ)».
В России на данный момент нет централизованной системы раздельного сбора отходов и даже не закреплена законодательно обязанность регионов его внедрять.

Миф № 10. Автотранспорт так сильно загрязняет окружающую среду, что отказываться от мусоросжигания уже нет смысла.
ЭТО НЕПРАВДА
На данном этапе развития цивилизации человечество уже осознало, какую опасность для окружающей среды представляют вредные выхлопы автомобилей, и правительства разных стран предпринимает попытки ограничить объемы этих выбросов. В рамках реализации Парижского соглашения разрабатываются стратегии и программы, где особую роль отводят переводу транспорта на электрические двигатели, выводу автотранспорта из городов и развитию удобной, дружественной человеку систему общественного транспорта. Все больше и больше людей делают выбор в пользу более экологичных способов передвижения.
На фоне стремления различных сообществ снизить вредное воздействие автотранспорта на здоровье людей и климатические изменения, брать вектор на мусоросжигание, как способ решения проблемы отходов, видится нам по меньшей мере негосударственным подходом. Кроме этого, строительство и эксплуатация МСЗ только увеличит совокупную нагрузку на окружающую среду региона. От машин в одночасье отказаться невозможно. Отказаться от использования мусоросжигания – нужно и необходимо. Особенно на том этапе, когда в регионе еще нет МСЗ, и на их строительство не потрачены бюджетные средства или инвестиции.

Миф № 11. Рециклинг и мусоросжигание: одно другому не мешает.
ЭТО НЕПРАВДА
Как уже говорилось выше, самой высокой теплотворной способностью обладают полимеры и бумага - те фракции, которые при условии селективного сбора прекрасно поддаются переработке. Без них работа МСЗ станет еще более затратной, а себестоимость генерируемой энергии возрастет. Поэтому между мусоросжигательной и перерабатывающей отраслями существует конкуренция за отходы.
В проекте Генеральной схемы санитарной очистки Санкт-Петербурга, разработанной Институтом прикладной экологии и гигиены по заказу Комитета по благоустройству в 2014 г. предлагалось принять меры по предотвращению изъятия из смешанных отходов востребованных на рынке вторсырья фракций (т.е. по факту запретить разделение отходов). Причиной называлось следующее: в Санкт-Петербурге планировали строить МСЗ, а любая предварительная сортировка с целью возврата вторсырья в хозяйственный оборот приводит к ущемлению интересов инвестора МСЗ, т.к. обедняет общий состав ТБО на горючие фракции.
В своем финальном отчете «Оценка схем раздельного сбора в 28 столицах ЕС» Европейская комиссия отмечает, что «опыт городов показывает, что инвестирование средств в инфраструктуру для раздельного сбора отходов вместо уничтожения смешанных отходов в инсинераторах приводит к снижению потребностей в сжигательных мощностях» и призывает пересмотреть необходимость инвестирования в сжигание смешанных отходов.
Таким образом, нетрудно сделать вывод, что при внедрении раздельного сбора отходов количество теплотворных фракций в смешанных отходах снижается настолько, что делает мусоросжигание еще более невыгодным. По вполне понятным причинам владельцы мусоросжигательных предприятий возражают против развития раздельного сбора отходов.

Миф № 12. Прямое мусоросжигание вредно, а вот производство и использование топлива RDF в России безопасно, так как это мировая практика.
ЭТО НЕПРАВДА
В Европе существует конкуренция не только между мусоросжиганием и вторичной переработкой, но и между системами раздельного сбора в местах образования отходов и автоматизированной сортировкой отходов. Практически везде в мире в той или иной степени практикуется раздельный сбор отходов. В то же время часть населения развитых стран по тем или иным причинам отказывается от скрупулезной сортировки. Большую лепту в образование смешанных отходов в Европе вносят и россияне, приезжающие на отдых.
Одной из технологий обработки отходов является автоматизированная сортировка. Чем выше степень сортировки в местах образования отходов, тем больше вторсырья попадает на переработку и меньше на автоматизированные сортировочные комплексы. Такие комплексы работают по следующему принципу: смешанные отходы проходят через сито, мелкие фракции (в основном пищевые отходы, обрывки полиэтиленов и пластика, битое стекло и т.д.) выпадают, более крупные направляются на транспортеры с магнитными и оптическими сепараторами. Сепараторы отделяют наиболее чистые фракции бумаги (макулатуры), полимеров, металлов. Загрязненные пищевыми отходами фракции практически не поддаются сепарации и попадают с транспортера в мощную «мясорубку», из которой выходит измельченная смесь, называемая «твердое топливо RDF». Степень измельчения зависит от настроек «мясорубки», возможны куски от 25 до 5 миллиметров. Измельченные фракции могут использовать россыпью, либо гранулируют или брикетируют.
Рекламные проспекты и видеоролики оборудования для производства RDF «гарантируют» высокое качество и безопасность использования твердого топлива за счет его неизменного сбалансированного состава. Технологи обещают, что в твердое топливо RDF войдут специально предварительно отобранные фракции (полимеры, макулатура, текстиль и т.п.) в заранее заданных пропорциях в соответствии с требованиями дальнейшей эксплуатации. На практике, в российских реалиях, достичь этого невозможно из-за отсутствия раздельного сбора отходов в местах их образования, особенно токсичных фракций ТКО (ртутьсодержащие предметы, химические источники тока, хлорсодержащие полимеры, лакокрасочные материалы и т.п.). Фактически состав твердого топлива RDF напрямую зависит от морфологии поступающих на сортировку смешанных ТКО, которые, в свою очередь, меняются от района к району, от сезона к сезону, и сильно разнятся, если это ТКО из офисов и магазинов или от придомовых территорий.
Таким образом, резюмируя все вышеизложенное, справедливо считать, что сжигание топлива RDF, произведенного из смешанных отходов, можно приравнивать по «безопасности» использования к прямому сжиганию смешанного мусора. Об экскурсии на завод по автоматизированной сортировке и производству топлива RDF.

Миф № 13. Энергия из твердых отходов – возобновляемая.
ЭТО НЕПРАВДА
Жизнедеятельность человека всегда сопровождается отходами. С тех пор, как человек научился синтезировать новые вещества из первичных ископаемых, разнообразие отходов возросло, а большая часть отходов уже не может самостоятельно вернуться в природу и требует переработки. В настоящее время государства по-разному решают проблему отходов, но фактически есть только три самых главных способа обращения с ними: размещать на полигонах, сжигать или же перерабатывать, возвращая в хозяйственный оборот и экономя тем самым первичные ресурсы.
Так как территорий для размещения отходов на Земле становится все меньше и меньше, основными направлениями решения проблемы отходов называют переработку и термическое обезвреживание (в т.ч. сжигание). Для лоббирования государственной поддержки технологий мусоросжигания бизнес-сообщества провозглашают, что энергия, получаемая в процессе сгорания ТКО, хоть и дорогая, но возобновляемая, а, значит, может претендовать на «зеленый» тариф. В то же время ученые считают, что возобновляемую энергию получают из природных ресурсов – таких как солнечный свет, ветер, дождь, приливы и геотермальная теплота – которые являются возобновляемыми (пополняются естественным путем).
Так как ТКО в своем составе содержат фракции, произведенные из исчерпаемых источников энергии (нефть и газ) и с использованием водных ресурсов Земли, то приравнивать энергию от сжигания ТКО к ВИЭ неверно, а само сжигание твердых коммунальных отходов – это откровенное уничтожение далеко не бесконечных ресурсов Земли. В противовес сжиганию, вторичная переработка отходов позволяет сэкономить расход таких ресурсов как вода, нефть и электроэнергия за счет того, что в технологический цикл попадает не первичное сырье, а полуфабрикаты, уже прошедшие первичную подготовку «в прошлой жизни».

Миф № 14. О доверии к властям: если правительство так решило, значит это безопасно.
ЭТО НЕПРАВДА
Тема доверия, на самом деле, ключевая в разрезе сотрудничества общественности и властей в сфере экологии, поэтому хотелось бы говорить о ней с самого начала. Но говорить об этом труднее всего, как трудно говорить о недоверии к родителям, или предательстве друзей, или измене любимых.
Миллионы раз в разных уголках страны россияне сталкивались с ситуациями, когда природоохранное законодательство нарушается на глазах у изумленных жителей, а надзорные органы не реагируют на это, а если и реагируют, то судебная система под давлением «телефонного» права и тому подобных инструментов препятствует восстановлению права граждан на благоприятную окружающую среду. За последние годы чудеса на ниве законотворчества превзошли все наши ожидания. В том числе и в сфере формирования природоохранного законодательства и его исполнения.
Сокращаются возможности экологической общественности влиять на принятие решения: отменяются институты государственной экологической экспертизы, а значит и общественной экологической экспертизы в рамках государственной; упрощается процедура получения различных разрешений и согласований для ускорения реализации «важных» проектов; надзорные органы разрешают не проходить государственную общественную экспертизу Территориальным схемам по обращению с отходами. Замалчивается необходимость таких экспертиз для Региональных целевых программ. Закрываются глаза на то, что 89 ФЗ настаивает на первоочередном возврате отходов в хозяйственный оборот, и утверждают план строительства сразу нескольких мусоросжигательных заводов.
Вполне понятно, что, учитывая складывающуюся картину, жители нашей страны хотели бы, но не могут полностью доверять решениям правительства в области экологии. В то, что сжечь отходы – экологичнее, чем их собирать раздельно и переработать. В то, что выбросы в атмосферный воздух от МСЗ будут чистыми и безвредными; фильтры отходящих газов будут меняться так часто, как этого требует технология, и захораниваться со всеми предосторожностями на специальных полигонах (и как же тогда лозунг «нулевое захоронение»?). Как поверить в то, что нужно дотировать возобновляемую энергию из мусора, если этот мусор сделан из невозобновляемых ресурсов? Как рассчитывать на авторитетное мнение экологов, если экологов уже призывают делить на конструктивных и неконструктивных? Все эти «как?» делают необходимым создание вот таких документов, где каждый гражданин имеет возможность сам разобраться, что хорошо, что плохо. Очень хорошо обо всем этом сказал покойный Алексей Яблоков.
Российские власти не заставляют нас долго ждать и далеко ходить за доказательствами, что причин для доверия практически не осталось. Например, не так давно стало известно, что мэрия города Владивостока и руководство мусоросжигательного завода «Спецзавода №1» в декабре 2016 г. решились на установку современных рукавных фильтров для газоочистки. Из этого следует, что до декабря 2016 г. этих фильтров просто не было.